Культура

«На стандартном исполнении далеко не уехать»: композитор Игорь Бриль — о русском джазе и его особенностях

С 10 по 16 июня 2024 года в Москве проходит один из самых масштабных джазовых фестивалей мира — Moscow Jazz Festival. На нём выступят более 7 тыс. исполнителей из России и других стран. В эти же дни свой 80-летний юбилей отпраздновал корифей отечественного джаза, композитор, народный артист России, профессор Российской академии музыки им. Гнесиных Игорь Бриль, который стоял у истоков отечественного профессионального джазового образования. В интервью RT Бриль рассказал об истории джаза, о роли в этом европейской польки, а также об особенностях становления отечественной джазовой школы. Композитор также поделился своим видением будущего российского джаза и назвал имена самых знаковых, по его мнению, современных джазменов отечественной сцены. По словам Бриля, главное для джазового исполнителя — умение импровизировать, трактовать по-новому известные произведения.

«На стандартном исполнении далеко не уехать»: композитор Игорь Бриль — о русском джазе и его особенностях

  • РИА Новости
  • © Анатолий Медведь

— Игорь Михайлович, вы выступали на одной сцене с легендами мирового джаза, вас называют одним из основателей отечественного профессионального джазового образования. Сегодня джаз — одно из самых популярных музыкальных направлений в мире и в России. С 10 по 16 июня 2024 года в Москве проходит один из самых масштабных джазовых фестивалей мира — Moscow Jazz Festival. Расскажите, пожалуйста, где зародился джаз и какие культурные традиции повлияли на его формирование?

— Официально считается, что джаз родился в конце XIX — начале XX века в Новом Орлеане. Однако этому предшествовала долгая история: ещё до отмены рабства в среде афроамериканских рабов плантаторов-южан была очень развита тяга к музицированию — а именно к пению. Музыка облегчала их существование, помогала преодолевать тяготы. Именно из этих так называемых рабочих песен со временем родился джаз, они легли в основу «дерева джаза». После же привнесения европейских музыкальных ритмов джаз начал распространяться и в городах США, в первую очередь в тех, где проживало много афроамериканцев, таких как Новый Орлеан.

Что касается влияния европейской культуры, то прежде всего тут стоит вспомнить появление такого танцевального жанра, как полька. Она появилась в Богемии, сейчас это Чехия, под неё плясали зажигательный танец, который быстро завоевал Европу. Хотя местами и были сложности — так, во Франции в середине XIX века жандармы разгоняли парижских музыкантов, которые исполняли па (танцевальные движения. — RT) из польки. Тогда считалось, что полька — довольно разнузданный танец.

Со временем полька попала в США, приобрела другой колорит, хореографию и соединилась с афроамериканским джазом.

  • Игорь Михайлович Бриль
  • РИА Новости
  • © Владимир Астапкович

Джаз — это коллективное искусство или всё же индивидуальное?

— Нужно исходить из индивидуального, но когда отдельные музыканты соединяются в коллектив, например, в малый состав, то, естественно, здесь уже начинается коллективное творчество. Без этого немыслимо существование ансамбля, проникновение ритм-секции (связка басиста и барабанщика. — RT) в мелодическую линию солиста. Поэтому джаз — это всё же в большей мере коллективное искусство. 

— Когда джаз появился в России? Кто был первым исполнителем этого жанра?

— Всё началось в 1922 году, когда из Парижа в Россию вернулся поэт, хореограф Валентин Парнах. До своего отъезда во Францию он учился в Санкт-Петербургском университете, а также занимался музыкой у Михаила Гнесина.

Вернувшись на родину, Парнах основал джазовый оркестр по образцу тех, которые он видел в Европе, и начал с ним гастролировать. Поэтому именно 1922 год считается годом рождения русского джаза.

Нельзя не вспомнить и Леонида Осиповича Утёсова и его «теа-джаз» — то есть театрализованный джаз. Он, кстати, шутил, что джаз родился в Одессе. Это шутка, но, между прочим, среди перекочевавших из Российской империи в США джазовых композиторов были Джордж Гершвин и Ирвинг Берлин.

  • Народный артист РСФСР Леонид Осипович Утёсов
  • РИА Новости
  • © Валерий Шустов

Их музыкальные темы до сих пор исполняются по всему миру на джазовых джемах (индивидуальная или общая музыкальная импровизация. — RT), да и не только на них. Так что в шутке Утёсова была и доля истины.

— Какие, на ваш взгляд, имена повлияли на формирование отечественной школы джаза? Какую роль, в частности, сыграл русский фольклор?

— Я хотел бы назвать ряд знаковых имён — например, Александра Наумовича Цфасмана, руководителя нескольких джазовых коллективов, в том числе художественного руководителя джаз-оркестра Всесоюзного радио. Генриха Романовича Терпиловского, Олега Леонидовича Лундстрема, который выступал в Шанхае, а переехав в Казань, записывал джазовые вариации на темы произведений татарских композиторов. А также Юрия Саульского и его ансамбль «ВИО-66», где играл и я в то время.

Ну а что касается фольклора, то я вспоминаю 1962 год и первый смотр-конкурс молодёжных джазовых ансамблей, который стал возможен после триумфального выступления джазового коллектива Юрия Саульского на VI Всемирном фестивале молодёжи и студентов в 1957 году. Именно 1957 год стал переломной точкой, после которой джаз в СССР начал получать официальное признание.

  • Торжественное открытие VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Москве на Центральном стадионе имени В.И. Ленина в Лужниках
  • РИА Новости
  • © Трепетов

Возвращаясь к конкурсу, отмечу, что участникам рекомендовали исполнить три композиции: традиционную джазовую, фольклорную и одну мелодию советских композиторов. Я тогда клюнул именно на фольклор, представил своё сочинение — джазовую аранжировку народной песни «Ох, не растёт трава зимою». Там было компетентное жюри, состоящее из членов Союза композиторов во главе с Вано Мурадели. Именно с 1960-х годов и началась история отечественного импровизационного джаза, потому что ранее в стране был в основном представлен оркестровый джаз.

Что такое импровизация? В основе каждой импровизации лежат, конечно, уже готовые музыкальные паттерны, но она не состоит только из них. Речь идёт о мелодии, которая вмещает в себя всё богатство языка джаза. Язык джаза — это те традиции, которые складывались на протяжении многих десятилетий прославленными джазовыми музыкантами, такими как Чарли Паркер, Диззи Гиллеспи, Джон Колтрейн, и великими пианистами Бадом Пауэллом, Биллом Эвансом, Оскаром Питерсоном, Чиком Кориа, Херби Хэнкоком и другими. Каждый из них вложил свою лепту в развитие и совершенствование джаза.

— В некоторые периоды советской истории джаз клеймился — считалось, что он якобы оказывает на людей пагубное влияние. Тем не менее это музыкальное направление всё же развивалось. За счёт чего отечественный джаз смог сохраниться и развиться в таких условиях?

— Несмотря ни на что, преемственность поколений джазменов в СССР сохранялась, традиции передавались от старших музыкантов к более молодым. Таким образом, сохранялось профессиональное джазовое сообщество.

Мы играли джемы в различных кафе, самостоятельных джаз-клубов тогда не было. Первый джазовый клуб в современном понимании появился только в 1994 году, его основал продюсер Александр Эйдельман. Однако джаз всё равно развивался, были джазовые кафе — «Молодёжное», «Аэлита», «Печора» и т. д. Они со временем закрывались, но дали толчок к выходу джаза на сцену, где проходили фестивали. Это стало ещё одной формой популяризации джаза в стране.  

Да, проблемы были всегда, но послевоенное поколение музыкантов не застало самые мрачные периоды в истории страны, они с оптимизмом смотрели в будущее и, конечно, не хотели бросать любимое дело. Это новое поколение сделало невероятный рывок в музыке, они были повсюду — ни о каком джазовом вакууме не приходилось и говорить. В 1960-х годах наши самые заслуженные джазмены начали выезжать на фестивали в Европу.

  • Выступление джазового коллектива в московском кафе «Молодёжное»
  • РИА Новости
  • © Евгений Тиханов

Ещё одним важным событием, повлиявшим на развитие джаза в СССР, стало открытие в октябре 1969 года секции джазовой и эстрадной музыки в Союзе московских композиторов. Её первым председателем был композитор, пианист и дирижёр Николай Минх, а потом Юрий Саульский. Именно Саульский возглавил целый ряд фестивальных кампаний в стране. В эту секцию вошли самые известные советские и российские джазмены-авторы, такие как Георгий Гаранян, Герман Лукьянов, Николай Левиновский, Юрий Чугунов и другие. Я также был удостоен чести войти в это сообщество.

И конечно же, со временем стали появляться всё новые джазовые конкурсы.

Нельзя не отметить и 1976 год. Тогда историк и популяризатор джаза, автор первой монографии о советском джазе Алексей Баташёв написал письмо в Министерство культуры, где указал, что в стране есть ряд ансамблей, которые могли бы давать концерты в государственных филармониях. С тех пор некоторым группам, в том числе моему трио, позволили выступать официально.

Благодаря джазовому оркестру Олега Лундстрема появилось такое понятие, как камерный джазовый оркестр. В итоге джаз даже получил определённую государственную поддержку.

Расскажите, когда этому направлению музыки начали обучать в российских музыкальных учебных заведениях?

— С 1968 года появилась студия импровизационной музыки, которая располагалась во Дворце культуры «Москворечье». Её возглавил Юрий Козырев, казалось бы, не имевший прямого отношения к джазу. Он был инженером-физиком и преподавал в МИФИ. Но его любовь к джазу и небольшое владение фортепиано привели в итоге к знаменательному открытию этой студии. В ней преподавали известные музыканты Герман Лукьянов, Алексей Козлов, теоретик Алексей Баташёв. Я, в частности, вёл класс импровизации и ансамбля. В студии организовывались ежегодные джазовые фестивали, где выступали так называемые студенты студии и многие другие.

И там же, на смену трио, был организован мой большой ансамбль, куда входили такие известные музыканты, как Александр Осейчук, Леонид Набатов, Николай Батхин, Юрий Андреев и другие.

  • Здание Российской академии музыки имени Гнесиных на Поварской улице в Москве
  • РИА Новости
  • © Сергей Пятаков

А в конце 1972 года Министерство культуры РСФСР предложило мне обсудить открытие отделов в средних учебных заведениях с целью обучения музыкантов искусству джаза. Коллеги и я предложили организовать отделы эстрадной и джазовой музыки в музыкальных училищах России. В Музыкальном училище имени Гнесиных такой отдел был создан в 1974 году, и я его возглавил. Затем такие же отделы открылись в Ленинграде, Ростове-на-Дону и т. д. Всего было создано 26 подобных отделов в музыкальных училищах Советского Союза. Механизм заработал.

Однако на начальных этапах была беда с преподавательским составом, потому что у многих музыкантов, которые хотели стать преподавателями, не было статуса выпускника высшего учебного заведения. Поэтому некоторым нужно было заочно окончить среднее или высшее учебное заведение, а потом приступить к преподаванию.

Мы начинали с нуля, не было методических разработок, мы не знали, что такое учебный процесс. В этом нам помогали методкабинеты союзного министерства и министерства России.

Я горжусь тем, что мой учебник «Основы джазовой импровизации для фортепиано» стал первым в нашей стране.

  • Gettyimages.ru
  • © Charles Hewitt

— Какие современные российские джазовые музыканты продолжают развивать и совершенствовать этот жанр и какой вклад они вносят в историю русского джаза?

— Если говорить о современных российских джазовых музыкантах, то я начал бы с пианистов. Хотелось бы выделить Евгения Лебедева, Николая Сидоренко, Алексея Чернакова — моих выпускников, а также Якова Окуня. Конечно, я могу назвать ещё с десяток великолепных современных музыкантов и композиторов, но этих я выделяю особенно. Все они прекрасные импровизаторы. Я считаю, что авторская музыка — это будущее российского джаза. Только на стандартном исполнении джаза далеко не уехать, оно сегодня в большей мере стало чисто развлекательным, ориентировано на рестораны и т. п. На концертах и фестивалях же приоритет отдаётся авторским композициям и современным аранжировкам джазовых стандартов.

Источник

Кнопка «Наверх»